Суд по ходатайству арбитражного управляющего не допустил вывода имущества должника из конкурсной массы
Супруга должника, признанного банкротом и скончавшегося до возбуждения дела о банкротстве, вне дела о банкротстве пыталась разделить имущество супруга-должника между собой и своим сыном. Для этого, в суде общей юрисдикции ею был инициирован иск к своему сыну о разделе наследственного имущества умершего супруга. Сын, конечно, иск признал и суд вынес решение о разделе семи объектов недвижимости между ней и сыном.

После вступления решения суда о разделе наследства в силу, супруга должника обратилась с ходатайством об исключении имущества должника, из конкурсной массы уже в рамках банкротного дела.

Решение суда общей юрисдикции о разделе наследственного имущества было обжаловано арбитражным управляющим в Свердловском областном суде.

Свердловский областной суд отказал в удовлетворении иска о разделе имущества должника между его супругой и наследником и исходил из следующего. Согласно пункту 1 статьи 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного пунктом 3 настоящей статьи.

Суд отметил, что нормы семейного законодательства и общие нормы гражданского законодательства при разделе имущества в данном случае применены быть не могут, поскольку до смерти должника раздел имущества не производился, ни в судебном порядке, ни посредством заключения соглашения о разделе имущества либо заключения брачного договора. Выделение конкретного имущества в счет размера супружеской доли, из наследственного имущества, с применением норм семейного законодательства, на законе не основан.

В соответствии с пунктом 7 статьи 213.27 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, предусмотренным настоящей статьей. В таких случаях супруг (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу). Если при этом у супругов имеются общие обязательства (в том числе при наличии солидарных обязательств либо предоставлении одним супругом за другого поручительства или залога), причитающаяся супругу (бывшему супругу) часть выручки выплачивается после выплаты за счет денег супруга (бывшего супруга) по этим общим обязательствам.

При таких условиях, в отсутствие судебного акта о разделе имущества, соглашения о разделе имущества либо брачного договора, наличии у супруги должника солидарного обязательства перед ПАО «Сбербанк России», истцом избран неверный способ защиты права. Спорное имущество подлежит реализации в деле о банкротстве одного из супругов с последующим возмещением другому супругу стоимости причитающейся ему доли, которая выделена супруге из состава наследства, как пережившей супруге. Из изложенного выше следует, что супруга должника вправе предъявить только денежное требование, размер которого подлежит определению применительно к правилам с пункта 7 статьи 213.26 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ.

Судебная коллегия отметила, что предъявление истцом требований о выделе в счет супружеской доли наиболее ликвидного имущества, входящего в состав конкурсной массы, повлечет нарушение прав третьих лиц – конкурсных кредиторов в деле о банкротстве, в том числе ПАО «Сбербанк России», являющегося залогодержателем указанного имущества.

Кроме того, судебной коллегией установлен факт злоупотребления правом со стороны супруги должника. Фактического спора между наследниками о порядке пользования наследственным имуществом не имелось. Гражданское дело возбуждено исключительно после возбуждения дела о банкротстве в отсутствие реального нарушения прав, свобод и законных интересов истца. Предъявляя исковые требований, истец действует во вред кредиторам, признанного несостоятельным (банкротом), то есть использует свое право недобросовестно, что в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в защите такого права.